24 - berestova-irina wlad eu проза, стихи, русская литература, http://web.comg.eu - UNREGISTERED VERSION

Перейти к контенту

Главное меню:

24

произведения


Телефонные гудки Глава 5 Вторжение


Ира Берестова


Эпиграф: Забудьте! Моментов бессилия
В душе моей больше нет!
Мой взгляд теперь станет насилием
Для ваших коротеньких лет!
И будут стонать предатели,
Я просто вернулся опять
Я стану для вас карателем -
Ваши души в мешок собирать!
             ( Дарья Есенина Император)


- Дурные вести! Дурные времена!
Мастер Дельта старался успокоится, но это было трудно. Он нервно размышлял:
- Эти русские знают все, практически все… О Великая царица-мать Бней, что же делать?
В голове его была тяжесть, а перед глазами мелькали люминесцентные фигурки смеющихся русских.
- О, эти русские, какое безрассудство, что они делают с нами! - мастер Дельта негодовал. Он стал внушать себе:
- Неразрешимых проблем не существует, не существует, - повторял он свои же слова, словно мантру, но это мало помогало…Реликтовые  гуманоиды тоже иногда поддаются панике.
Послышались торопливые шаги мастера Тау.
- Приветствую вас, мастер Дельта!
- Какие новости?
- Плохие, даже не знаю, как начать…
- Опять? Я ожидал от вас и хороших вестей. Говорите, мастер Тау!
- Русские подбили еще один корабль рептилоидов, - он запнулся, округлил свои глазки, словно  пытался сгладить разрушающую силу информации. Мастера Тау всего потряхивало, но он собрался и прикрыв тяжелые веки, медленно произнес:
- Господин Мисаф попал в плен! Это точные данные, нам сообщили сатрапы из бней&брит.
- Вторжение! - воскликнул мастер Дельта, - Ничего другого я придумать не могу, мастер Тау! Если мы  не остановим этих русских, они ворвутся в Глубокий Космос и останутся там навсегда! А это значит, что мы больше не правим Великим космосом, мы больше не повелители пространства и миров!
Мастер Тау  сжал пергамент с информацией для мастера Дельты в своём обезьяньем кулечке, выпучил глазки и взвизгнул:
- Вторжение!? А что вы скажете наблюдателям? Мы не имеем права нападать на этих русских, потому что нарушится расстановка и баланс сил на Терре! Вы же понимаете, что это затронет и нашу цивилизацию! Нас могут зачистить, мастер Дельта! Вы что, готовы пожертвовать своей древней цивилизацией?
Тай поднял свои  кулачок с зажатым в нем пергаментом и стал трясти им, как большой реликвией. Он всегда помнил о своей древней родословной и гордился ею, как английский сноб.
Мастер Дельта возразил:
- Зачем нам цивилизация, уважаемый мастер Тау, если в наших мирах появятся русские?
Мы что, не можем направить на них всю мощь брайт-брит?
- Не можем, мастер Тау, слишком поздно, эти русские теперь с Китаем и персами! А наблюдатели предупреждали – никакой ядерной войны не будет, поэтому их силы ничего не смогут сделать! Абсолютно ничего!
- Мастер Дельта, я поддержу вас на Совете, если вы поставите вопрос о вторжении на Терру, но скажите хотя бы один аргумент доказывающий то, что наблюдатели останутся безучастны и не уничтожат нас. Слишком высоки ставки!
- Мастер Тау, во-первых, - мы ни при чём, даже Совет не узнает о нашем решении! Вторжение  будет со стороны рептилоидов, пускай наблюдатели наказывают их! И еще, -  мастер Дельта хищно улыбнулся, обнажив острые клыки и самодовольно выдохнул:
- Вторжение, мастер Тау, будет против всей Терры, рептилоиды будут убивать как русских, так  и наших сатрапов, бней&брит и исраэль. И никто ни о чем не догадается! Нам важнее узнать все технологии этих русских, сжечь их хранилища информации и библиотеки, убить ученых и даже сотрудников, которые создают технологии прорыва в наш космос. Слышите, мастер Тау - а Наш космос, в Наши Миры!

  Принцесса Адель, а точнее курсант Берестова, вместе со своим братом возвращалась с полетов. Размахивая  руками и  через каждую фразу вставляя своё любимое словечко « Прикинь!», он пересказывал сестре слова инструктора по полётам:
- Он очень хвалил тебя и ставил в пример перед всей  группой, прикинь! Но мы и сами видим, ты очень здорово летаешь. Если честно, я горжусь тем, что у меня такая сестра. Ты управляешь кораблем, как живым. Это удивительно! Меня ребята уже спрашивают -  откуда это в тебе, прикинь?
Александр чувствовал, что его любимая кузина чем-то озабочена и старался отвлечь ее от грустных мыслей. Но Адель, казалось, не слушала его и рассеянно думала:
- Что тут такого сложного, управлять примитивным летающим устройством, я знаю как летать на более совершенных системах. А тут всё просто, что об этом думать?
А думала она только о курсанте Соколове. И на занятиях, и  в полетах, и в небе, и на земле, и, наверное даже во сне. Адель не понимала сама, что с ней происходит и почему ей так нужно  увидеть Андрея. А на занятиях его больше нет... Курсанта Соколова исключили из училища, и Адель никак не могла в это поверить… Конечно, первый шок от этого известия прошел, боль утраты притупилась, но мысли о нем ни на минуту не отпускали ее. Адель продолжала успешное обучение, со всей группой ходила на увеселительные вечеринки, подружилась и с Сашиной девушкой.
- Славная она девчонка, Светка! - радовалась за брата Адель, - Молодец, Сашка и мне с ней веселей - она такая классная и брата, кажется, любит!
Все курсанты группы приходили на дискотеки со своими парочками, переписывались, звонили, встречались и только Адель оставалась одна. Вот и сейчас её провожал брат.
Они подошли к общежитию. Курсант открыл перед ней дверь, изображая галантного офицера и они распрощались.
- До завтра, Адель!
- Спасибо, Саша, передавай привет своей Светочке, до завтра!
Адель не пошла на ужин, приняла душ, села на диван и открыла свой альбом. Она пересмотрела все фотографии за первый курс и дошла до последней, где весь курс был сфотографирован на фоне звездного неба. Во втором ряду, слева стоял курсант Соколов и напряженно улыбался. Адель вспомнила, как свободно и легко общался Андрей в жизни, как непринужденно вел себя, как он заразительно смеялся... Даже тот эпизод, когда Андрей посоветовал ей заняться лучше женскими делами на кухне, а не учиться в лётном, сейчас не казался ей таким обидным. С Андреем можно и на кухню...Она смотрела на фото и уговаривала себя:
- Я обязательно найду его. Не знаю, для чего это мне так нужно, но больше всего на свете я хочу, чтобы Андрей пришел и улыбнулся... Пусть даже такой-же напряженной улыбкой.
Адель погладила рукой фотографию, слезы тут же покатились по ее щекам. Она встала и стала смотреть в зеркало, будто надеялась увидеть там другое изображение, другой образ... От слез, застилающих ее глаза, ей стало казаться, что действительно видит там Андрея и тихо заговорила:
- Почему ты ушел и ничего  мне не сказал? Ты мог бы мне оставить хотя бы номер телефона…
Она закрыла глаза, ей показалось, что уже слышит телефонные гудки. Но звук раздавался все громче и тревожней, как сирена. Она очнулась и поняла:
- Тревога!
Она выбежала из своей комнаты, увидела, что все курсанты тоже бегут и со всех сторон раздается странное слово:
- ВТОРЖЕНИЕ…
Продолжение следует.

 
Назад к содержимому | Назад к главному меню