33 - berestova-irina wlad eu проза, стихи, русская литература, http://web.comg.eu - UNREGISTERED VERSION

Перейти к контенту

Главное меню:

33

произведения

Последний день перед концом Света 1 Шлем барона


Ира Берестова


Эпиграф: Не спрашивай, куда ведёт дорога,
Другой конец той нити - он у Бога!
Что есть та нить, которой связаны с тобой?
Среди людей, на Терре, именуется Судьбой!

( Каролина Леруа  «Ключи о  неба» )


Барон Иен  Рамер надел панцирь, щит, боевые перчатки, пристегнул пояс и короткое копье. Он взял в руки боевой шлем, символ их графства, по которому узнавали барона Иена Рамера, еще раз с благоговением посмотрел на герб, надел шлем на голову и подошёл к окну своего замка. Иен увидел, как его народ, поверивший проповедникам и сопровождающим их, странного вида тварям, похожих на гиен,  радостно шёл к храмовой горе. Их торопили проповедники:
- Скоро конец Света, готовьтесь, остался один день, нужно успеть в нашу страну Света, иначе вы останетесь во Тьме! Скорее, скорее! - с пустыми глазами, бессмысленно-счастливо улыбаясь, все дружно, единой толпой шли...Странные люди в чёрном, в сопровождении  гиен, рассказывали о будущей счастливой жизни.
- Это проповедники из страны Света? И я слушал их?  Эти же  монстры, реликтовые карлики, похожие на отвратительных обезьян южного континента моей планеты Альфа! Они убедили народ готовиться к Концу Света. Моя планета, а я ничего не могу сделать! О, Бог  мой, Атон!!! Как ты допустил такое безумство? Эти проповедники, низкие люди в черном, обладают дьявольской силой убеждения, мерзкие твари! Они внушили всем, что Бога Атона нет, и те, кто останется, попадёт в страну Тьмы, а они всех приведут в  свою "страну Света" . Что за помешательство? Нет, я не пойду а такую страну, где живут нелюди с козлиными бородками и мерзкие гиены! Что они сделали с людьми? Может, я тоже им поверил? Поверил, что наш Бог Атон - ложный Бог, молча слушал и позволил разрушить наши храмы, убивать священников...Как я мог?
Барон сжал рукоять короткого меча, который висел поясе, в сердце его бушевало пламя ненависти к низким людям в  чёрном и злости на самого себя:
- Сколько раз мне хотелось поднять руку на этих тварей, которые появились во всех графствах, сладенькими речами околдовали всех, даже мою жену Ирриаду.
- О, Ирриада, моя баронесса! Как она плакала, умоляла пойти с ними, и я почти поддался...Это моя роковая ошибка, как я мог? Почему я не остановил жену, слушал с ней проповеди Кэфэна, он смутил мой Дух.

- Почему я молчаливо взирал на всю мерзость, что творили эти низкие люди в чёрном, почему я не бросил всё и не ушёл к бунтовщикам? - Иен Рамер наконец, решил:
- Я уйду к морю, говорят, там скрываются священники, которые не отреклись от нашего Бога... Хотя какой смысл? Завтра последний день перед Концом Света. …Иен смотрел из окна своего замка на прекрасные холмы, покрытие зеленью, цветущие сады, синее море и думал:
- Всё это исчезнет? Почему? - его размышления прервал протяжный вой гиен, которые всегда сопровождали проповедника.
Барон услышал мягкие вкрадчивые шаги:
- Кажется, это за мной! - подумал Иен, - А я надеялся, что они позволят мне уйти к морю...

- Мой барон! Куда это вы собрались, - Кэфэн посмотрел Иена снизу доверху, -  В полном боевом облачении? Зачем это? В нашей стране Света нет войн и ничего такого не понадобиться, поверьте! - проповедник Кэфэн оскалил зубы в хищной  улыбке и ещё более сладким голосом продолжил:
- А я за вами, мой барон! Народ ропщет, спрашивает, где наш барон, ваша жена рыдает и умоляет привести вас к ней! Надо идти!
- Она мне больше не жена, и они не мой народ! И я с вами никогда не пойду! Вы поняли меня?
Кэфэн, проповедник в черном, поглаживая свою козлиную бородку, изящно поклонился и улыбнулся. Две огромные гиены стоящие рядом с козлобородым, оскалили свои пасти.
- Великий Атон, какие ужасные твари! И они прибыли из страны Света?
- Знаете, мой барон, - скрывая раздражение заговорил проповедник Кэфэн -  он заметил непримиримость в глазах Иена,  - Мы научились выживать среди многих миров и народов. И что я вам скажу, уважаемы барон Иен, народ, ну, большинство - это овцы, их можно запугать, обмануть, пастырей, которые ведут за собой этих овец  - купить, замучить, сломать! А опасны  для нас такие, как вы, барон! - Кэфэн говорил спокойным голосом, но трясущаяся бородка и излишняя подчёркнутось каждого слова выдавали злобу и нетерпение:
-  Это след Лучезарного, как проклятие над моим сверхнародом! Такие и не с овцами и не с пастырями.  Вот появляется такой герой на пути, и все кропотливая работа тысячелетий по подчинению овец летит к чертову козлу под хвост! Вы же считаете себя героем, Иен?  Как же я вас ненавижу! - Кэфэн, сверкая красными глазами проговорил:
- Отдайте шлем, барон Иен и можете идти, куда захотите!
- Нет, господин Кэфэн, лучше вы идите в свою страну Света, а то опоздаете, осталось мало времени, иначе не дойдёте!
- Вы смеете угрожать мне, Кэфэну? Вы  - недочеловек, угрожаете мне??
Проповедник щёлкнул пальцами и две огромные гиены, оскалив хищные пасти, стали медленно приближаться к барону Иену. Кэфэн безапелляционно приказал:
- Шлем давай сюда! Быстро, слышишь меня, ты, гой?
- Ах, вот оно что, господин проповедник? Вам нужен мой шлем? У меня есть кое-что получше! Подарок барона Иена, получите!
Барон метнул короткое копье, пригвоздив Кэфэна к двери. Копье нежно прошло  в рот проповеднику, и он так и остался стоять, обхватит руками подарок барона и удивленно выпучив остекленевшие глаза. Гиены  молниеносно набросились на барона, та тварь, что покрупнее, зубами и когтями разнесла в щепки боевой щит, но уличив момент, барон рубанул лапу более мелкой твари и мечом разрубил хищную ее пасть. Но тот, что покрупнее, видимо, самец, воспользовался этим и напрыгнул на барона. Барон рухнул  и выронил свой меч, а тот придавил Иена к каменному полу. Гиена с ожесточением стала рвать клыками боевой панцирь. Барон приготовился умереть с улыбкой на лице. Если уж  тяжелое железо боевого панциря трещит в зубах этих тварей… Барон вспомнил свой разговор с проповедником про подарок.  Потом вспомнил отца, он уже видел его образ....Вдруг Иен вспомнил подарок отца - стилет, кинжал с тонким, как жало, клинком. Вот же он!
Превозмогая боль Иен резко обернулся и вонзил стилет в гиену, потом еще и еще… Время перестало существовать...
Барон пришел в себя, обнаружив вокруг себя двух огромных дохлых гиен, а входную дверь украшал проповедник Кэфэн с остекленевшими глазами. Больше он не вещал о  скором Конце Света.
- Какая жалость, видимо я  не доживу до этого момента, хотя мне не долго осталось, - барон был весь в крови, изранен мерзкими клыками и когтями тварей.
Он с трудом встал, снял боевое облачение, выдернул копье из Кэфэна, поднял свой меч, надел плащ и опираясь на копье, вышел в ночь.

Продолжение следует

 
Назад к содержимому | Назад к главному меню